В кино по любви. История Пелагеи Зайцевой


автор Наталья Духовникова


Очарование нашего сегодняшнего героя не сможет скрыть ни одна маска. Заинтриговать – заинтригует, но уж точно не обманет. Если попытаться ещё немного передать впечатление, которое складывается о ней при знакомстве, можно добавить – обаятельная девушка-загадка. Не менее притягательны и её работы, что клип Мальбэка и Сюзанны «Тайна», что «Губы» Доса. Концепции, истории, кадры, движения – их нужно смотреть внимательно, медленно, вдумчиво. В каждом проекте чувствуется вложенная душа автора, но ведь иначе и быть не может, когда творишь с любовью и любя. Как мы поняли, таков главный принцип Пелагеи Зайцевой, но давайте позволим ей самой нам об этом рассказать.

Всё это, постепенно переплетаясь, приходило в мою жизнь. В какой-то момент люди, случаи и время – всё сошлось, и я сказала этому «да».

Пелагея Зайцева


При знакомстве с любой историей всегда очень интересно открыть завесу тайны её зарождения. Расскажешь, с чего начался твой творческий путь?

Всё началось с танца. Закончив школу, я поступила в институт на хореографа балетмейстера. На тот момент эта специальность привлекала меня безумно сильно. Если коротко, то это своего рода сценический режиссёр: он не просто ставит хореографию, а создаёт весь концепт постановки. Тогда же в институте я начала снимать видео собственных танцев. Меня вдохновляла идея того, что можно запечатлеть красивый момент и сохранить его таким навсегда. Во мне горели амбиции, нуждавшиеся в реализации. Но всё время я сталкивалась с одной проблемой: находять по ту сторону камеры, ты теряешь способность контролировать происходящее в моменте. А ведь всё это такое хрупкое. Меня сильно расстраивало, что я не могла ухватить эти мгновения. Каждый раз я хотела делать лучше, но для этого мне было нужно что-то изменить.

И вот однажды этот момент настал. Для дипломной работы было необходимо придумать свой собственный балет, расписав его до мелочей. И тогда, неожиданно, мой молодой человек предложил снять мою постановку – запечатлеть её в видео историю. Эта идея мне так понравилась. Думаю, то были мои первые большие съёмки. Мы сильно заморочились, долго готовились и трудились над проектом. Вот тогда, кажется, я и влюбилась в этот процесс. В тот момент я почувствовала, как из ничего, просто из моей фантазии, на моих глазах рождалось что-то новое, обрастающее формой и собственной жизнью. Меня так впечатлило это прекрасное.

Но как же ты оказалась в кинематографе, если училась работать с искусством именно театра?

Это произошло не сразу. После защиты диплома я попала на практику в театр, где помогала режиссёру, занималась хореографией, танцевала сама и преподавала. Считаю, что именно эта непрерывная работа с людьми и пространством стала для меня очень важным опытом, оказавшимся в последствии основой моего внутреннего режиссёра. Я переняла столько всего из хореографии. И вот благодаря тому, что я занималась театральной режиссурой, а мой молодой человек, Анатолий Трофимов, был связан с операторским делом, я всегда так или иначе была рядом с киноиндустрией. Я заезжала на съёмочные площадки, общалась с разными творческими людьми из этой сферы, наблюдала за работой департаментов, помогала друзьям с их проектами. В самом начале я с гордостью крутила фокус. И вот всё это потихоньку меня влюбляло и затягивало в кино. 

Я и не заметила, как всё пришло к тому, что во время нашего путешествия по Америке я сняла свой первый клип. Одни наши хорошие знакомые-музыканты предложили послушать их новый альбом, спросили о впечатлениях и поинтересовались, не хотим ли мы попробовать снять для них что-нибудь на понравившуюся песню. Весь выбор был за мной. И я, конечно же, с безумным удовольствием согласилась. Придумать свою собственную историю, ещё и снять её за рубежом – однозначно, я этого хотела и не могла упустить такую возможность. Так и получился мой первый клип. И был он для Ромы Мальбэка и Сюзанны.

Это, правда, удивительная история  

После этого я поняла, что я хочу делать в жизни.

Звучит так вдохновляюще. А что теперь? Может ты планируешь пойти учиться профессионально на режиссёра?

Мой внутренний самозванец, конечно, постоянно заставляет меня сомневаться в моей компетентности и думать о получении профильного образования. Я много общаюсь с ребятами, которые уже отучились или ещё учатся, узнаю у них подробнее об этом. Я абсолютно согласна, что люди не просто так учатся по пять лет. Факультет режиссуры способен дать многое. Но я также считаю, что важна грамотность тех знаний, которыми наделяют людей в институтах. Я встречала примеры ребят, уникальность и индивидуальность которых пытались сгладить и подстроить под старые уклады российского образования, что не может не огорчает. Из-за этого ведь и теряется вся магия. Однако я вижу недостатки и в отсутствии профильного обучения, хоть порой прекрасными режиссёрами становятся те, кто получали абсолютно другие специальности.

Про себя я поняла, что могу учиться по-разному. Когда мне не хватает знаний, я беру и иду искать их в различных источниках. Это может быть интересный курс, организованная лекция или просто книга. Сейчас чем больше я варюсь во всём этом, тем больше понимаю, что потребность обучаться во мне не иссякает. Я снова и снова тянуть за новым, неизвестным. Но мои учителя – это сами люди и съёмочная площадка. Именно в этом взаимодействии я и нахожу для себя главную ценность обучения. 

Клип Полины Зайцевой на «Lorn&Dolor The woods»; автор постеров – Анастасия Бармакова

Из рассказа можно сделать вывод, что твоя история была бы невозможна без танцев. А какое место хореография занимает в твоей жизни сегодня?

Был период, когда я загорелась режиссурой и решила отказаться от танцев совсем. Я очень долго не смотрела в эту сторону, хотя за спиной был бэкграунд в 12-13 лет профессиональных занятий. Но в тот момент мне захотелось полностью перестроиться, научиться смотреть на себя, на профессию и на мир по-новому. Я отчаянно захотела научиться думать по-другому, не так, как меня всю жизнь учили. Не знаю, хорошо это или плохо, но такой перерыв в танцах произошёл.

Потом постепенно ко мне начало приходить осознание того, что как бы я ни старалась отказаться от хореографии, но именно в этом и есть я. Я никуда не денусь от такой значимой части своего прошлого, все эти знания – во мне, в моём теле. И на самом деле всё это – большая ценность. Эта часть и составляет мою индивидуальность, в том числе и как режиссёра. Лишь со временем я научилась этим пользоваться, и это было правильным решением. Ведь люди как книги: дописывая новые главы, мы волей не волей возвращаемся к уже имеющимся в нас знаниям. Они хранятся внутри нас и никуда не деваются. За нами лишь остаётся задача научиться ими правильно распоряжаться. 

Всё то, что было взято мной из хореографии, воплотилось в моём творчестве. И я не забываю про это, хоть теперь и хочу пробовать себя в другом, расширяя горизонты.


Вот с недавних пор я начала постепенно возвращать движение в свою жизнь, потому что, как уже было сказано ранее, без хореографии я не могу быть собой. Когда я смотрю какие-то постановки, импровизационные движения человека, я будто нахожусь под гипнозом. Меня так восхищает человеческое тело и то, как оно способно двигаться в пространстве. Очень долгое время я шла к тому, чтобы понять, что мне хочется отдать, своего рода, почтение искусству танца и моей любви к нему с помощью кино.

А как ты поняла, какая форма видео историй тебе ближе?

Поскольку я начинала изучать всё это самостоятельно, то в какой-то момент мне было особенно важно найти своё направление. Я начала этот поиск, просто пробуя разные формы и стили. Для меня самым первым понятным форматом стали именно клипы. Я по своей сущности, конечно, большой визуал. Мне нравится переносить людей в другой мир за счёт атмосферы. Я много работаю над передачей ощущений через образы. Только продумав образ, я могу структурировать всё дальнейшее.

После того, как я попробовала клипы, мне захотелось познакомиться и с другими формами. Так родился короткий метр «ANA». Вот только с рекламой я всё ещё не смогла сработаться. Я понимаю, что в мире коммерции есть свои особые правила и законы, среди которых нужно просто жить, не пытаясь сопротивляться и менять их. Однако это принятие во мне пока ещё лишь проходит процесс трансформации. Я не люблю ограничивать себя рамками, в рекламе же ты идёшь на это осознанно. А мне этого как будто бы мало, я словно не помещаюсь в этот формат. Поэтому сегодня в основном я работаю больше на визуальных историях, продолжая искать свой идеальный формат. Мне нравится сотрудничать с отдельными брендами, для которых через свою интерпретацию, видение и фантазии я могу придумывать образы и концепции. А что касается больших историй, я пробовала поработать и с ними немного, но поняла, что вот именно для них мне пока что не хватает опыта и мастерства.

Расскажешь ещё какую-нибудь увлекательную историю со съёмок? Что-то подсказывает, что история создания клипа на «Lorn&Dolor The woods» окажется именно такой.

Ой, это очень необычная и, на самом деле, долгая история, зародившаяся во время простой прогулки по моему району, рядом с которым проходила огромная автомагистраль. На тот момент она была только отстроена, и под мостом было столько впечатляющего пустого пространства. Оно выглядело абсолютно нереально: над тобой возвышается огромный бетонный дракон, вокруг колонны, поезда, эхо, голова идёт кругом. Тогда, в долгих творческих разговорах и родилась история о ребёнке, существующем в подобном бетонном, разрушенном, каком-то постапокалиптическом мире, где есть свои особые законы. Эта идея поселилась в голове Толи, очень долго не отпускала его, и вот как-то раз он сел и впервые в жизни написал подробный структурированный сценарий. А затем предложил мне снять по нему фильм, убежденный, что кроме меня эту идею никто не сможет так раскрыть. Я считаю, что эти слова, конечно же, были отчасти лестью, но мне понравилось его предложение, и мы стали жить с этой задумкой, постоянно обсуждая и разрабатывая её.

Бэкстейдж со съёмок «Lorn&Dolor The woods»

Мы долго думали о месте съёмок, пытаясь найти то самое, что окажется способно передать атмосферу всей истории, всю её постапокалиптическую разруху. Мы не видели такой Москву, хотя и здесь есть много классных локаций. Не помню как, но мы пришли к тому, что нужно ехать снимать в Киев. Написали нашим хорошим знакомым Паше и Кате из Rafesthetic и рассказали о своей истории. Ребята нас пытались отговаривать, но мы были настроены серьёзно. Взяли деньги, камеру, плёнку, сели в машину и поехали. Было и страшно, и сложно отправляться в эту поездку. В действительности вся дорога прошла легко, и мы добрались туда без приключений. Когда начался процесс подготовки к съёмкам, мы поняли, что единственные, кто прям горит этим проектом, – это только мы сами. Это осознание, конечно, сильно нас расстроило.

Мы не понимали, что делать дальше, но знали одно – брать и возвращаться домой, так ничего и не сняв, это не наш вариант. Ни я, ни Толя не были готовы делать шаг назад, и поэтому решили закончить проект, как бы там ни было. Мы знали, что есть друг у друга, а этого нам достаточно. Всё остальное всегда найдётся по ходу. Конечно, кто-то из ребят отваливался от проекта, но также приходили и новые, и по итогу организовались четыре съёмочных дня. Это были колоссальнейшие съёмки, первые в моей жизни такие масштабные и сложные. До этого всегда были проекты из серии два человека, неспешная история, лайф-стайл обстановка, в которой ты можешь додумывать что-то красивое и нежное на ходу. А в Киеве был уровень просто хардкор. Мы ходили по заброшкам и свалкам металлолома в поисках идеальной локации, устраивали кастинг через специального агентство для поиска главного героя. С мальчиком нам, кстати, очень повезло. Он просто космический. Правда, стоит отметить, что работа с детьми – это, конечно, совсем другой уровень, это педагогика в высшей форме мастерства. Объяснить юному парню серьёзные сценические вещи через понятные ощущения и эмоции – тоже надо суметь.

Бэкстейдж со съёмок «Lorn&Dolor The woods»

И вот все эти дни мчались в нон-стоп режиме. С каждым новым – трудностей становилось всё больше и больше. Особенно безумно прошли съёмки группы ребят, омона, пиротехники, они стали реальной проверкой нас на прочность. Всем было тяжело эмоционально. Но мы понимали, что сдаваться нельзя. Хочется ещё раз сказать, что это стало возможно лишь благодаря всей команде, которая поддерживала нас и шла вместе с нами до конца. Я им так благодарна. После того, как мы отсняли этот материал нам потребовалось минимум полгода на восстановление. Проявив плёнку, сидя перед компьютером, я понимала, что у меня нет сил что-то делать с исходниками. Перед глазами буквально вспыхивали флэшбэки всех трудностей, что нам пришлось тогда преодолеть. Сделав минимальный монтаж, я с болью поняла, что изначально задумавшийся короткий метр не получается. И в тот момент я просто спрятала материал в долгий ящик.

Кадры из клипа «Lorn&Dolor The woods»

Однако все полгода я не могла выкинуть из головы проект, в который было вложено столько труда, я понимала, что он должен был быть доделан. И тогда мы с Толей стали мозговать и решили связаться с каким-нибудь продакшеном. Встретились с Вовой из Jetlaga и показали ему материал. Ему он понравился, и ребята взяли его в работу. Мне сразу стало так спокойно и хорошо на душе. Вся боль куда-то испарилась. Я смогла признать себе, что мы сняли крутой материал, и поверила в его будущее. Тогда запустился постпродакшен. Мы приняли решение переработать всю концепцию, чтобы вновь уместить проект в рамки музыкального видео. Всем известно, то где-то 80% успеха клипа заключается, конечно же, в его музыке. Перед нами стояла сложная задача – надо было найти подходящего музыкального артиста под уже отснятый материал. Вариантов было много. Ребята из Jetlaga предложили Лорну наш материал, и он согласился. Мне так понравилось то, как всё сложилось по итогу. Вот этот способ работы – снять то, что ты хочешь, и продать готовый продукт музыканту – так меня восхитил. Я, конечно, считаю, что без этой потрясающей музыки и не менее мастерского монтажа проект бы не вышел таким успешным. После того, как мы всё склеили, никто не узнал в нём то, что было на исходниках. Вот так это работает. Ты можешь слепить из своего материала столько всего разного.

Кадры из клипа «Lorn&Dolor The woods»

Чему тебя научил этот впечатляющий опыт?

Главное, что я осознала из всей этой истории, – всё то, что в нашей голове выглядит как неосуществимое, как то, что не может работать иным нежели привычным образом, всё это – на самом деле возможно. По сути, возможно всё, важно лишь верить в свою идею. А люди, готовые довериться тебе, всегда найдутся. Это 100% работает.

А нравится ли тебе писать сценарии к своим проектам?

Пишу я сама понемногу. Обычно это просто идеи, неожиданно приходящие ко мне в голову. Я не могу не записывать их, ведь они могут испариться и никогда не вернуться. Мне также удалось придумать рабочую историю, схему, в которой мне сейчас максимально комфортно творчески существовать. Она проста и заключается в том, чтобы создать уникальную среду, где находятся индивидуальные личности, каждая из которых делает то, что у неё лучше всего получается. Все они при взаимодействии со мной, как с режиссёром, могут поделиться своим видением и идеями. Я всегда стремлюсь черпать от людей разные точки зрения, присматриваться к тому, что они могут найти в той или иной истории благодаря своему собственному опыту. Я абсолютно «за» командную работу, считаю, что именно в этом заключён ключ к успеху. Коллаборации людей приводят к тому, что в процессе объединения разных знаний собирается тот самый заветный пазл.

Есть ли у тебя какая-нибудь конкретная мечта, которую хотелось бы воплотить в режиссуре? Например, снять проект в Голливуде.

Странно, но прям так сразу ничего в голову и не приходит, да и говорить о великих фильмах в Голливуде мне не хочется. Думаю, я всегда была одним из продвиженцев идеи делать то, что может как-то помочь людям или затронуть что-то очень важное! С помощью своих работ мне хочется подталкивать людей на то, чтобы они всё больше открывали глаза на происходящее вокруг них. Я мечтаю создавать то, что способно пробуждать сердца и показывать над чем можно задуматься. А каким уже методом лучше всего делать это, кто знает, я же – не перестаю искать свой.

Как сегодня ты себя самоощущаешь в творчестве?

Чем больше я занимаюсь режиссурой и общаюсь с творческими людьми, тем отчётливее понимаю, что я тянусь к разному. Я – и про визуальные истории, и про живые эмоции и чувства, и про важные серьёзные вещи, которые резонируют со многими, которые способны кому-то даже помочь. Я – фанат людей и жизни. Живые истории – моё вдохновение и любовь.

Сейчас я пришла к тому, что при работе с видео мне не хватает глубины в передаче ощущений зрителю. Хочется показывать человеку историю не только визуально, но и, например, тактильно, и так, чтобы он видел пространство, а вокруг него воздух наполнялся запахом этого места и переносил его туда. Сегодня я нахожусь в поиске того способа, формата, который сможет воплотить в жизнь все мои идеи, все мои «хочу», которые пока не помещаются в формат видео.